Тренды харьковской политики (январь - март 2017 года)

Аватар пользователя Антон Авксентьев
Антон Авксентьев
0

Анализ политического режима в его динамике – идея для украинской политологии не новая. Во всеукраинском масштабе календарные обзоры встречаются регулярно, в то время как на региональном уровне, при изобилии событийной блоговой аналитики, подобный формат практически не представлен.

А ведь большое, как известно, видится на расстоянии – выявлять основные политические тенденции и связи между событиями правильнее по прошествии некоторого времени. В дебютном квартальном обзоре от "Обсерватории демократии" акцент сделан на конфликтной сущности политики – основных политических противостояниях и динамике регионального баланса сил.

По инерции используя кальку "промайданные vs. контрмайданные силы", нетрудно заметить, что самая ожесточенная борьба – внутривидовая. Например, конфликт Геннадия Кернеса и Александра Фельдмана в "синей нише", кроме бизнес-подоплеки, имеет явный электоральный аспект мэрских выборов. Однако большая часть реальных противостояний лучше описывается бинарной моделью "бенефициары режима vs. претенденты", иногда являясь региональной проекцией конфликтов всеукраинского уровня.      

1. ХОГА vs. "Самопомощь"/"активисты"

Пожалуй, основным конфликтом в украинской политике (и по резонансу, и по экономическим последствиям) начала 2017 года стала "блокада". Контратака от Андрея Садового, за которую он может поплатиться подозрением от ГПУ, задала следующий формат конфликта:

За блокаду

Против блокады

Главный субъект

Самопомощь

 

БПП+НФ

Главный субъект

Вынужденная позиция, 2-е роли

Батьквищина, Свобода, НацКорпус

РПЛ, ОппоБлок, Відродження, За Життя

Вынужденная позиция, 2-е роли

Размытая субъектность и база лояльности

"ястребы"

Ветераны АТО, радикалы, "активисты"

Западная Украина

"голуби"

Чем ближе к Донбассу, тем слабее база лояльности к блокаде

Размытая субъектность и база лояльности

Достаточно взглянуть на карту областных советов, поддержавших блокаду, чтобы вспомнить об устойчивых особенностях украинской электоральной географии. Из про-блокадных субъектов сколь-нибудь значимым депутатским представительством и влиянием в нашем регионе обладает только "Самопомощь", которая и выступила протестным авангардом "торговли на крови". Это удачно попадает в образ единственных true-оппозиционеров Харькова, однако наша область изначально была неблагоприятным регионом для инициаторов блокады.   

Геннадий Кернес публично раскритиковал блокаду, подыграв "Солидарности", которая и была основной мишенью акции «блокада». Непосредственно в администрации ответили митингом купянских железнодорожников против блокады. После решения СНБО о приостановлении транспортного сообщения с ОРДЛО тема из региональной повестки дня фактически исчезла. Что касается "конфликта из-за блокады", как назвали перестрелку бойцов "Азова" и "Донбасса" в СМИ, то реальные причины, вероятно, лежат вне идеологической плоскости.

Противостояние власти и активистов продолжилось в "грантовом сюжете". Внесенные ВР поправки к закону о e-декларировании вывели из-под контроля доходы и активы большинства военнослужащих, но сделали подотчетными общественников-антикоррупционеров. В региональном политическом контексте это удар по "Харьковскому антикоррупционному центру" как самой мощной нелояльной к власти общественной организации. Прежде всего, удар состоит в возможных имиджевых потерях самого статуса "общественного активиста" в восприятии украинцев, 60% из которых живут за чертой бедности. Реакция от депутата горсовета Игоря Черняка в виде сразу двух блогов получила значительное распространение в харьковском FB-сообществе.

Следует отметить, что в "промайданном" Facebook’е 29-летний депутат пользуется популярностью. По итогам опроса в одной из наиболее многочисленных харьковских FB-групп ("Евромайдан Харьков"), Черняк занял 2-е место в рейтинге кандидатов от "демократических сил" на ближайших выборах мэра. Сам по себе опрос нерепрезентативен, но иллюстрирует настроения соответствующей целевой группы.  

2. "Самопомощь"/"активисты" vs. Кернес

Основным оппонентом промайданных активистов-общественников по-прежнему остается Геннадий Кернес. Ставить между "активистами" и "Самопомощью" знак равенства – некорректно, ведь среди общественников есть представители "ДемАльянса", "Силы Людей", множество беспартийных.

Однако имеющая фракции в городском и областном советах партия усилиями, прежде всего, Дмитрия Булаха и Игоря Черняка наиболее внятно обобщает критику в сторону мэрии и координирует протестную активность. Опыт местных выборов 2015 года, вероятно, будет способствовать интеграционным процессам под брендом парламентской силы. В свою очередь такие парламентские бренды, как "Батьківщина" или РПЛ, в межвыборный период остаются в тени и практически незаметны на харьковском региональном уровне, равно как и местный проект "Волонтерская партия".

Активисты в конфликте с мэрией добились значительных успехов, и в региональном балансе сил Геннадий Кернес с каждым месяцем теряет все больше. Из локальных побед мэрии – разве что результативно продавленное решение о повышении цен на проезд в электротранспорте, несмотря на усилия общественников.

Впрочем, отдавая себе отчет в слабых перспективах этой темы, основную ставку оппоненты Кернеса сделали на борьбу с "одороблом" - так в интернете прозвали победивший на блиц-конкурсе 86-метровый памятник. Реакция мэрии показала, что Кернес позволил втянуть себя в этот символический конфликт вокруг памятника на площади Свободы, поставив на кон свое право единолично принимать любые решения.      

Главным итогом стали даже не набравшие по 5 тысяч подписей петиции за отмену результатов конкурса и отставку главного архитектора Сергея Чечельницкого, а поражение Кернеса в Дзержинском суде. Вряд ли мэрия удивилась или испугалась визитов министра культуры Евгения Нищука и недовольства в фейсбуке. Но вот целый ряд проигранных в харьковских судах дел – это нечто знаковое и, возможно, переломное для регионального политического режима.

Неприятности для мэрии началось с лишения российского сенатора Александра Шишкина звания почетного гражданина Харькова. В конце месяца с разницей в день был проигран суд по "одороблу" и лишению депутатского мандата Андрея Лесика. Горсовет как номинальный ответчик из схватки не выходит и ждет рассмотрения апелляций, которые имеют серьезное имиджевое значение для мэра.                   

Параллельно возбуждаются новые дела против городских чиновников и даже ближайшего окружения городского головы. В начале февраля двое должностных лиц горсовета были пойманы на взятке. А 24 марта подозрение было объявлено еще и заместительнице мэра по вопросам градостроительства, архитектуры и земельных отношений Татьяне Овинниковой.

В то же время глава Холодногорской районной администрации Максим Мусеев свой суд по обвинению в коррупции выиграл, но даже положительный вердикт не страхует от имиджевых потерь. Реальность внесла свои коррективы, и уже через полтора месяца любопытная история произошла с интервью Мусеева, в котором он выражает лояльность Кернесу, грамотно (через подводку интервьюера) озвучивает собственные амбиции и впервые проговаривает защитные тезисы по наиболее болезненным для себя темам. Это интервью сначала разместили на "Status Quo", где периодически встречаются комплиментарные к команде Кернеса материалы (равно как "Харьковские известия" положительно освещают работу ХОГА), но через день текст исчез.        

3. Кернес vs. Фельдман

За несколько месяцев до проигранных мартовских судов мэрия открыла еще один фронт противостояния – активизировался старый конфликт Геннадия Кернеса с народным депутатом Александром Фельдманом. По удивительному совпадению, и тут формальным поводом для противостояния стал памятник – сначала мэр потребовал от нардепа демонтировать фигуру "скрипача", подаренную концерном "АВЭК"городу в 2003 году, а затем публично обвинил Фельдмана в попытке украсть памятник у харьковчан.

В противостоянии с нардепом мэрия выбрала тактику дублирования: в итоге в Харькове появилось два "скрипача", и в скором времени будет два бесплатных зоопарка. Интересно, что с главным активом Фельдмана – рынком "Барабашово" – Кернес пытается реализовать аналогичный сценарий. В конце марта на сайте горсовета была размещена петиция Владимира Цымбалюка с предложением создать КП "Барабашово" с целью "защиты предпринимателей от поборов". В СМИ пишут, что мэрия действительно рассматривает возможность создания коммунального предприятия "Рынок Барабашово" на территории 3,5 гектар около центра "Новый век".

Конфликт Кернеса и Фельдмана имеет более чем десятилетнюю историю, а его нынешняя эскалация может быть связана с электоральной угрозой, которую народный депутат представляет для реализации мэрией проекта «преемник». По данным социологического исследования группы "Рейтинг", проведенного в октябре 2016 года, Кернес и Фельдман пользуются наибольшей поддержкой среди харьковчан (суммарно "хорошо" и"очень хорошо" к мэру относится 54%, к нардепу – 55%).

В декабрьском исследовании "Active Group" социологи определили, что 60,7% респондентов считают полезной для города деятельность Геннадия Кернеса, 43,9% – Александра Фельдмана (вопрос предполагал совместимость альтернатив, что объясняет суммарное превышение 100%). На 3-м и 4-м местах – Михаил Добкин и Александр Ярославский, в последнее время все чаще появляющийся в Харькове в окружении команды "Солидарности". 

Согласование вице-мэра Игоря Терехова в качестве "преемника" проходит не так гладко, как, возможно, хотелось бы Кернесу – по информации от источников, близких к мэрии, на его кандидатуру уже дал добро Арсен Аваков, но наложили вето в Администрации Президента. Высока вероятность, что ставку в АП сделают именно на Фельдмана. К слову, около года назад Игорь Райнин и Александр Фельдман вместе в составе харьковской делегации посещали США с рабочим визитом.   

В мэрии отдают себе отчет в угрозах, исходящих от нардепа, и, по всей видимости, готовят "спецпроекты" в его базовом 174-м мажоритарном округе. Исключительно на территории Новобаварского района серьезную как для межвыборного периода активность проявляет бизнесмен Александр Паламарчук. Владелец магазина сантехники "SANTAN" работает по "стандартной схеме" – появляется на праздниках в детских садах и школах района в компании журналистов "Харьковских известий".

В Холодногорском районе объективно большой популярностью пользуется председатель райадминистрации Максим Мусеев – на выборах в горсовет осенью 2015 года он одержал победу в округе №41 с результатом 58,2%. Своим возможным выдвижением Мусеев мог бы "погасить" район, забрав часть голосов Фельдмана. 

Заключение

Главные политические итоги начала года – харьковская политика становится более конкурентной. Баланс сил заметно меняется не в пользу мэрии, проигравшей целый ряд знаковых дел в судах. Городская власть оказалась (по собственной инициативе) втянута сразу в несколько конфликтов, а усугубить положение может, например, более жесткая позиция со стороны президентской команды, к которой, по всей видимости, присоединяется Александр Ярославский. Пока же, по крайней мере публично, между мэрией и ХОГА сохраняется договор о ненападении.

В межвыборный период именно президентская команда находится в наиболее выигрышном положении, тогда как у многих парламентских партий на местах все отчетливее прослеживается кадровый голод. Окрыленные успехом в борьбе с мэром активисты объективно представляют интерес для всеукраинских партийных брендов, но пока что успешной работой с общественниками может похвастать только "Самопомощь" и, собственно, "Солидарность".

Из непарламентских сил особого внимания заслуживает "Национальный Корпус" и кампания его харьковского лидера Олега Ширяева, вероятно, готовящего себя то ли к мэрским, то ли к парламентским выборам. Имиджевое интервью Ширяева в "новостях у Кернеса" на "7 канале" – это показательная иллюстрация к "харьковской гибридности".

В дальнейшем, на другом полюсе, следует ожидать активизации в базовом для себя регионе проекта "За Життя" внефракционных нардепов Евгения Мураева и Вадима Рабиновича, который усилит дробление на "синем поле" ("Відродження", "Оппозиционный Блок", "Наш Край", "За Життя").

Активная фаза противостояния Кернеса и Фельдмана позволяет говорить о фактическом старте мэрской кампании, тогда как последнее слово по поводу даты и условий досрочных выборов остается за Администрацией Президента. Двухтуровый формат выборов обуславливает ряд парадоксальных эффектов: в частности, мэрия оказывается заинтересована в едином кандидате от "демократов", который сможет набрать ~25-30%, занять 2-е место и будет удобным оппонентом для Терехова, превращая второй тур в "параллельный референдум" об отношении к Кернесу.

Антон Авксентьев, эксперт  

Аналитический центр "Обсерватория демократии"

Материал подготовлен в рамках проекта, реализуемого при финансовой поддержке Европейского фонда демократии.