Закон об Антикоррупционном суде: харьковский эксперт назвал минусы проекта

Аватар пользователя Алексей Харитонов
Алексей Харитонов
0

Западные партнеры будут разочарованы, когда переведут и проанализируют законопроект № 7440 о Высшем антикоррупционном суд Украины, за который отдали свои голоса 16 харьковских нардепов. Об этом NewsRoom рассказал юрист из Харькове, партнер юридической фирмы ILF Алексей Харитонов.

По мнению специалиста, власть до последнего не хотела внедрять в жизнь судебный орган, который бы не могла контролировать. В конце концов, ей удалось оставить для себя "ниточки контроля", несмотря на внешнее давление.

Во-первых, миллиард долларов от МВФ нам дадут только если будет принят закон о Высшем антикоррупционном суде (ВАС) в соответствии с рекомендациями Венецианской комиссии, еще 7,8 — если будут выполнены следующие шаги.

Во-вторых, накануне послы стран "Большой семерки" в очередной раз подчеркнули, что совет международных экспертов должен играть центральную роль в избрании судей ВАС. Такие опасения понятны, потому что существует пример Общественного совета добродетели (Громадська рада доброчесності): поскольку ее экспертиза носит характер рекомендательный, а не обязательный, — ее отрицательное заключение просто нивелировалось Высшей квалификационной комиссией судей Украины (далее — ВККС) необходимым количеством голосов.

В такой ситуации даже нашим чиновникам было понятно, что Высшему антикоррупционному суду — быть, поэтому последние несколько месяцев шла подготовка к "минимизации рисков". Это привело к появлению 1927 поправок, которые парламент начал рассматривать во втором чтении законопроекта. Но законодатель все же и здесь смог внедрить несколько положений, которые крайне ограничивают возможности Общественного совета (Громадської ради). Более того – совету экспертов просто "забыли" предоставить механизм работы.

Например, в законе не выписан регламент собраний, место собраний. То есть, им просто негде собраться, чтобы поговорить, вынести какое-то решение. Даже если они как-то сойдутся, хотя бы в парке у фонтана, и тремя голосами из семи членов инициируют рассмотрение вопроса о “недобропорядочности” того или иного кандидата в судьи ВАС, этот вопрос будет рассматриваться на совместном заседании с ВККС.

Совет экспертов не имеет механизма ни наложения вето на решения комиссии, ни отсеивания кандидатов. Может только указать – вот этот или эта – недобросовестны или неблагонадежны.

Кроме того, отвечая на ​​упреки о том что, якобы, "иностранцы будут нами руководить", отдельно указали, что членами Общественного совета международных экспертов теперь могут быть граждане Украины. Раньше напротив, чтобы ответить на вопрос "Почему опять одни украинцы?", были прописаны такие условия отбора экспертов, при которых в совете должны были быть, в основном, иностранные специалисты.

Кроме того, принятая редакция заменила обязательный международный опыт борьбы с коррупцией — на участие в осуществлении судопроизводства по делам, "связанным с коррупцией" в других странах. Эта формулировка более размыта и дает возможность каждому, кто, например, участвовал в процессе экстрадиции или в онлайн-заседании с судами другой страны, претендовать на место в совете экспертов. Почти каждый сотрудник прокуратуры, судов имеет такой опыт. С одной стороны, это расширяет круг потенциальных участников, а с другой — позволит власти иметь "своих людей" в этом органе.

Конечно, принятие такого закона — важный шаг для Украины, и за рубежом в первую минуту будут рады такой новости. Но когда текст закона переведут на английский, в МВФ, ЕС и США быстро поймут, что случилось: власть с помпой и демократическим пафосом снова создала бессильный "консультативный орган".