Конный Харьков: от самого дорогого скакуна мира до налога на продажу лошадей

Аватар пользователя Андрей Парамонов
Андрей Парамонов
0

Харьков до начала эпохи автомобилей, без лошади просто не мог существовать. Начнем с того, что Харьковский казачий полк, как и другие слободские полки, был первым полком регулярной русской конницы. Представители бывшей казацкой старшины считали, что иметь конный завод – весьма прибыльное предприятие.

Со временем даже государственные крестьяне втянулись в воспроизведение лучших пород рабочих лошадей, обходя в этой отрасли даже крупные помещичьи конные заводы. Особенной популярностью для разведения пользовалась арденская порода рабочей лошади, которую привезли из Европы дворяне Полежаевы в свое имение Богуславское Изюмского уезда. Под Харьковом эту породу распространяли дворяне фон-дер-Лауниц.

Количество конных заводов было настолько внушительным, а авторитет в деле выращивания лошадей был настолько высок, что именно в Харьковской губернии был основан Коннозаводской Беловодский округ на территории Старобельского уезда. В 2007-м я побывал на одном из заводов, который был построен в 1825 г. и в нем выращивались прекрасные Владимирские тяжеловозы.

17837780_1378020168888181_817877092_o_0.jpg

Ежегодно в Харькове продавалось огромное количество лошадей. Больше всего покупали для армейской кавалерии. Поставка лошадей в гвардейскую кавалерию осуществлялась только через ремонтиров, которые, как правило, были офицерами в отставке. Они сами выращивали, покупали у других владельцев лошадей подходящей стати и масти, выезжали перед отправкой в гвардейские полки. Таким ремонтиром был отец будущего нобелевского лауреата Ильи Ильича Мечникова. Сам он жил в обычном деревянном доме, а для лошадей имел прекрасные конюшни и крытый манеж. Выйдя в отставку из гвардии полковником, он на должности ремонтира получил звание генерал-майора.

Когда в середине XIX ст. Харькову не хватало средств для благоустройства, генерал-губернатор Сергей Александрович Кокошкин изучил состояние городских дел, указал на то факт, что дума не взимает налог 5 коп. серебром с проданной лошади в Харькове. Ежегодная сумма оказалась весьма значительной – более 22 000 руб. в год. Именно этот налог позволил городу начать замощение камнем центральных улиц.

Недаром для Харькова и губернии 5 июля 1878 года был учрежден герб с лошадиной головой в щите. Скачки и бега в Харькове долгое время оставались чуть ли не единственным спортивным состязанием, на которое массово приходила харьковская публика. Бывало так, что только призовой фонд составлял в день по несколько тысяч рублей серебром.

17838306_1378019498888248_1997349055_o.jpg

Харьковское скаковое общество не только устраивало состязания, но и пыталось разводить племенных лошадей. Подумать страшно – оно купило самую дорогую лошадь в мире – английского скакуна "Гальтимора" за 600 000 рублей. И эта безумно дорогая лошадь проживала у нас, в Харькове.

Но и без Гальтимора у нас было много прекрасных лошадей, самый известный харьковский фотограф Альфред Федецкий согласился снимать лошадей и их потомство в манеже харьковского скакового общества. Ежегодно проходили выставки лошадей в Харькове и уездных городах, по 30-50 призов от 25 до 150 рублей могли получить хозяева за своих породистых питомцев.

На особенном месте, конечно, были цирковые представления, которые в XIX ст. не могли обойтись без лошадей. На представления в цирке Сура выходило на манеж до 50 лошадей. В те времена цирковыми звездами были наездницы, по популярности с ними не мог сравниться ни какой другой артист манежа. Публика обсуждала и сравнивала наездниц и лошадей в цирках ежедневно, газеты писали бесконечное число заметок о грациозности девушек и их лошадей. Владельцы цирков – Годфруа, Сур, Никитин, Чинизелли – были женаты на наездницах.

17837033_1378020172221514_597443226_o_0.jpg

А еще была конка и "ваньки", которые ежедневно перевозили тысячи харьковчан. В 1910 г. городская дума приняла закон, по которому запрещалось стегать кнутом лошадей. Харьковчане были в этом вопросе очень щепетильны. Однажды, застав ранним утром работников "конки" за истязанием кнутом уставших лошадей, которые везли специальную платформу с баками для полива улиц водой, бдительные граждане пригласили городового и с его помощью заставили пригнать из конюшни бельгийского общества свежую тройку лошадей.

Кстати, если вспомнить лошадей Пржевальского, то Николай Михайлович Пржевальский видел эту лошадь только издалека, а вот Григорий Ефимович Грум-Гржимайло охотился на эту лошадь, и ему первому удалось подстрелить животное, чтобы описать и ознакомиться с ним. Потом была экспедиция владельца заповедника "Аскания-Нова" Владимира Эдуардовича фон Фальц-Фейна по поимке лошадей Пржевальского в Джунгарии. Пойманные лошади доставлялись и через Харьков. Именно от них произошли все имеющиеся сегодня 2000 голов этих лошадей по зоопаркам и заповедникам всего мира.

17858445_1378020192221512_620170779_o_0.jpg