Как в Харькове и других советских городах "мощи нетленные" искали

Аватар пользователя Эдуард Зуб
Эдуард Зуб
0

Всякий, насмотревшийся голливудского ширпотреба, знает: тревожить мумию нельзя ни в коем случае. Даже если очень хочется. Ибо в противном случае на голову любопытного обрушатся неисчислимые бедствия.

Но наши прадеды еще не были знакомы с американской киностряпней, и потому однажды решились. А чего им было бояться? В стране разгоралась гражданская война, тянувшая за собой голод и разруху. Наслать на некогда святую Русь еще более страшные бедствия все равно не смогла бы ни одна мумия.

22 октября 1918 года, принимая на учет имущество Александро-Свирского монастыря, представители Олонецкого губисполкома случайно обнаружили в литой раке Св. Александра Свирского… восковую куклу. Красные агитаторы постарались на славу: слух об этом событии "прошел по всей Руси Великой". После чего, как утверждали советские историки, трудящиеся в один голос стали требовать освидетельствования всех мощей. А их, между прочим, в бывшей империи насчитывалось около четырех сотен.

Опираясь на волю народа – в то время его только мумии и волновали – большевики пошли на неслыханную дерзость. В апреле 1919 года они вскрыли гробницу с нетленными, как считалось ранее, мощами святого Сергия Радонежского.

Не сами вскрывали, конечно, а в присутствии наместника Троице-Сергиевой Лавры архимандрита Кронида и целой группы представителей духовенства. Результаты этого действа ошеломили всех. В гробнице Св. Сергия были найдены битые молью тряпки, полуразвалившийся человеческий костяк, масса мертвой моли, бабочек и личинок. Особый интерес вызвали русо-рыжеватые волосы, завернутые в провощенную бумагу, которая, в свою очередь, была спрятана в черепной коробке. Судя по их анализу, Св. Сергий умер не в 1392 году, а лет эдак на пятьсот позже.

Одними только костными осколками была заполнена рака преподобного Геннадия Семиградского. Хотя в книге "Жития святых", изданной в 1892 году, утверждалось, будто мощи его были "найдены нетленными". Очень даже тленными оказались и останки преподобного Ефрема Новоторжского. В его гробнице лежали: череп кирпичного цвета, внутри черепа вата и кости; причем шесть костей, увы, были лишними.

За два года гражданской войны в двадцати российских губерниях вскрыли 63 гробницы. О нетленности говорить уже не приходилось. В 27 случаях были найдены валявшиеся в беспорядке кости; в 18 – штукатурка, куклы из различного материала; в 16 случаях – гниющие, частично мумифицированные трупы, а две раки вообще оказались пустыми.

Не отставали от российских большевиков и их украинские собратья. Благо, было, где разгуляться. Один только Святогорский Успенский мужской монастырь Харьковской епархии на долгие годы обеспечил проповедников атеизма верным куском хлеба. Количество хранившихся там сфальсифицированных "святынь" превысило все мыслимые пределы. Воском и ладаном оказались частички мощей Иоанна Предтечи, Афанасия Афонского, Василия Цесарийского, Святого Харлампия.

Из того же материала были сделаны и мощи чудотворца Иова Почаевского, обнаруженные в фундаменте церкви поселка Липовая Роща. Кто-то святыням поклонялся, а кто-то на них зарабатывал. Странники, стекавшиеся к мощам с надеждой на исцеление, приносили монастырской братии неплохой доход.

Кампания разоблачений неслась по Украине со скоростью курьерского поезда, как вдруг случилась неприятность. Мощи святителя Феодосия, представленные на обозрение широкой публике в славном городе Чернигове, действительно оказались нетленными. Невразумительный лепет "разоблачителей" о циркуляции воздуха и особом температурном режиме верующих не удовлетворил. Февраль 1921 года стал для местных властей невыносимо жарким. Православный люд заволновался: а почему после трехдневной "выставки" мощи вновь заперли в пещере собора? Почему не демонстрируют их дальше и не кричат о них на каждом углу, как это бывало с фальсификатами?

Секретарь губкома запросил помощи у Харькова и Москвы, даже самому Ленину отстучал телеграмму: срочно пришлите специалистов для "химического и археологического исследования". Потому как заключение врачебной экспертизы местным партийцам не понравилось: "Предъявленное экспертизе тело есть действительно тело человека в состоянии сухого омертвления, без признаков гниения. Данные микроскопического исследования подтверждают найденные при внешнем осмотре и обнаруживают довольно ясное строение тканей и клеток".

История с черниговскими мощами обсуждалась на Политбюро ЦК КП(б)У. 29 марта 1921 года товарищи Петровский, Раковский и Чубарь приняли воистину гениальное и по-настоящему украинское решение: все, что осталось от святителя Феодосия, отослать в Москву. Пусть эту кашу расхлебывает тот, кто ее заварил!

Кампания по вскрытию гробниц постепенно сошла на нет к 1924 году. Одним из последних ее громких аккордов стало освидетельствование останков мариупольского митрополита Игнатия. Подняв мраморную плиту, их вынули из-под церковного пола рабочие металлургического завода им. Ильича. Эта акция не принесла особых дивидендов ее организаторам. Около двух третей трупа, просидевшего 138 лет в подземелье, оказалось все в том же "состоянии сухого омертвления". Что, впрочем, не помешало послушной прессе назвать останки "полуистлевшим чучелом". Присутствовавший на "мероприятии" корреспондент харьковского журнала "Пламя" патетически восклицал: "Кажется диким, что люди двадцатого века поклоняются, как дикари, безобразной груде костей и лохмотьев!".

А в Москве в это время уже вовсю шел процесс мумификации великомудрого Ульянова. Судьба посмеялась над большевиками цинично и зло: видимо, все-таки не обошлось без вмешательства потусторонних сил. Тем, кто разорял чужие святыни, срочно пришлось озаботиться созданием своей. В какую копеечку влетело более чем девятидесятилетнее содержание грешных останков, и говорить не стоит! Эта сумма несопоставима даже со стоимостью всех серебряных гробниц, вскрытых воинствующими безбожниками. Но вот "чудесных исцелений", произошедших у "мощей" Владимира Несвятого, беспристрастная история пока что не зафиксировала. Ждем-с.